Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
06:44 

Arian_Wells
Always in despair.
Название: "Вкладывай душу в каждое свое действие!"
Персонажи: Яичи, Масаноске I Сейношин, Дзин.
Рейтинг: PG.
Дисклаймер: не мое.

Масаноске Акицу занес над собой боккен и с силой опустил его вниз. Дерево разрезало теплый, летний воздух и ронин вздохнул. Было слишком душно для таких занятий, но он не мог позволить себе потерять форму. Поэтому уже через мгновение он вновь приступил к практике. Во дворике не было никого, кто бы мог потревожить самурая. Девушки Кацура-я навряд ли бы решились наблюдать за Акицу в такой жаркий день.
– Надо же, а он все тренируется! – насмешливый голос хозяйки заставил Масаноске вздрогнуть и обернуться, чтобы поприветствовать женщину.
– Как же может быть иначе. Все самураи такие. – В тихом голосе, чей обладатель еще не показался, но уже заставил Масаноске потупить взор, слышался интерес.
– Яичи-доно…
– Может, хоть в этот раз развлечете хозяйку? Давай, Ичи, не так уж и жарко, чтобы все время прятаться в доме.
– Ваша правда... – глава Пятилистника усмехнулся, отодвигая ткань. Он выглядел уже лучше, чем несколько месяцев назад, но Масаноске не мог не чувствовать, что Яичи вспоминает о прошлом. Не может отпустить. Впрочем, самурай не мог ни винить его, ни говорить об этом, ведь избавиться от такого прошлого вряд ли возможно.
– Ну, Маса, тебе всего лишь нужно выбить кинжал. – Но Яичи держал оружие так, будто это был не айкути, а катана, а во взгляде появилось что-то хищное. Масаноске сглотнул. Вот как выглядит бродячий кот, выпустивший когти, готовый к драке.
Ронин двинулся вперед. Он не мог позволить себе вновь плохо выглядеть перед хозяйкой, только не сейчас, только не снова. Но какого же было его удивление, когда Яичи яростно рванулся вперед.

Эдо остался за их спинами. Новые братья Сейношина не смотрели назад. Они привыкли приходить и уходить, брать деньги за грязную работу, исчезать в лесах, словно хищники. Но мальчик мог только оглядываться назад. Он старался не вспоминать, уговаривая себя, повторяя слова человека со шрамом на лице.
С ним старались не говорить, а он не тянулся к ним. Но мальчику оставалась лишь одна дорога и она вела не к дому. Она вела лишь к клану Бакуро.
– Держи крепче. Это тебе не домашние игры с палками, – грубо наставлял его Дзин, поправляя в руке клинок. – Хочешь не хочешь, но тебе придется учиться на ходу, Сей.
Руки болели от грубой рукояти, но Сейношин больше не жаловался и не пытался отлынивать. Из него не пытались сделать умелого воина, а он и не пытался узнать больше, чем нужно. Бакуро стали его семьей, а клинок в руке помогал чувствовать себя хоть немного живым, хоть немного причастным к этому миру. Ничего большего и не надо было.
– Быстрее, двигайся быстрее! Противник не будет тебя ждать! – снова этот грубый голос, ставший уже почти родным.
«…тебя бы убили»
Воспоминания помутились, дрогнули, словно кленовый лист потревожил мутную воду канала. Сей уже был не юношей. В руках была не катана, а айкути, всего лишь маленький кинжал. Где он?..


– Я-яичи-доно! С вами все нормально?.. – Акицу Масаноске даже не заметил глубокого пореза на руке, помогая главе Пятилистника подняться. Кинжал упал на землю, весь запятнанный кровью.
– Должно быть… солнце слишком яркое… – Яичи принял помощь, все еще полупогруженный в старые времена, но тут же отодвинулся прочь. – Маса, твоя рука. Надо перевязать.
– А, это… ничего страшного, я сам. Яичи-доно, вам лучше отдохнуть.
Яичи мог лишь усмехнуться. Конечно, ведь это Маса, каких еще слов можно от него ожидать. Мужчина в розоватом кимоно поднял свой кинжал, покрытый уже подсыхающей кровью. Вечером, когда станет прохладно, он отмоет его. А пока… пока просто хотелось выкинуть из памяти хриплый голос.

Вечером спадает жара, становится легче дышать. Масаноске, с уже перевязанной рукой, обходит Кацура-я, стараясь двигаться как можно тише. Ему не хочется привлекать ничье внимание, особенно Яичи. Но удача сегодня не на стороне самурая и в коридоре его уже ждет человек, одетый в розоватое кимоно.
– Пойдем, Маса.
– Куда, Яичи-доно?
– К Уме, – устало отвечает Яичи. – Обсудим план.
Масаноске кивает. Значит, новое похищение… быть может, оно поможет Яичи отвлечься. Или еще больше заставит вспоминать. Самурай может лишь догадываться обо всем том времени, которое глава Пятилистника провел как часть Бакуро и что было с ним потом. И почему сегодня Яичи не смог сдержать себя.
– Яичи-доно… быть может, вы…
– Как твоя рука?
Масаноске вздрагивает. Значит, Яичи не хочет об этом говорить. Быть может, с момента их встречи Акицу не набрался храбрости, но он смог немного лучше понять этого человека. Поэтому Масаноске лишь качает головой и продолжает идти вслед за лидером Пятилистника.
– Порез совсем неглубокий, Яичи-доно, ничего страшного.
Яичи не отвечает. Кажется, он хочет сказать еще что-то, но не знает, стоит ли, не будут ли слова лишними. Он знает, что Масаноске не ждет извинений, не ждет и объяснений. Но если с момента их встречи Яичи и не научился наслаждаться моментом, то самурая он узнал хорошо. Акицу все равно догадается или узнает. Пусть так. Сейчас они могут лишь идти по улицам Эдо, привлекая внимание лишь девиц и редких прохожих. Слабый ветерок перебирает ветви деревьев, воробьи снуют около лавочек торговцев. Эдо особенно красив в лучах вечернего, красного солнца.
Эдо нет дел до тайн, до похищений, до потерянных людей. Нет дела, пока солнце не скроется за горизонтом и город погрузится в темноту, в которой так удобно раскрывать секреты, в которой не будет видно блеска преступных денег.

– Добро пожаловать, Яичи-сан, Маса-сан! – встречает их дружелюбный девичий голос.
Отаке просит налить ей еще саке. Уме продолжает резать овощи, а Мацу сидит около стены, окидывая взглядом новоприбывших. Кажется, что Яичи становится легче дышать в компании старых знакомых и Масаноске успокаивается. У него еще будет время узнать обо всем.

@темы: Маса, Яити, фанфикшн

Комментарии
2011-12-07 в 12:15 

Nillogara
Just close your eyes, dear -
мне очень понравилось *_*)

   

House of Five Leaves

главная